Медицинские центры

Карапетян Н. Г., 26/04/2014

Рубрика: Интервью

Беседа с профессором Кавтеладзе З.А.

Н.Г.:     Уважаемый профессор Кавтеладзе, Вы являетесь одним из самых опытных специалистов в российской эндоваскулярной хирургии. Поделитесь с нами Вашим мнением по поводу развития и эволюции этой специальности в нашей стране от истоков до сегодня?

 З.А.:     Специальность "эндоваскулярная хирургия" в России, к сожалению, до сих пор  юридически как "младенец".  По сути, она у нас  развивалась параллельно со всем миром, но как всегда, с  некоторым опозданием и конечно, с отставанием по материально-техническому обеспечению специальности в целом по стране. Конечно, хочется сказать, что мы были впереди планеты всей и остались такими сейчас, но наверно, лучше смотреть правде  в глаза. Главная причина и сейчас остается актуальной - отсутствие фундаментального образования по специализации. Кто у нас работает в нашей  специальности? Ответ -   бывшие  рентгенологи, кардиологи, сосудистые хирурги и т. д., то есть  в основном - «самоучки». В последнее время, появились возможности широкого включения наших специалистов  в  мировые образовательные программы  и я думаю, частично это тоже поможет улучшению профессионального уровня. Немаловажна проблема наличия научных школ, или точнее, проблема -  низкого уровня существующих научных школ. Очень трудно, найти школу для прохождения  клинической ординатуры, позволяющая  получить достаточное образование и опыт не только по всем, но и хотя бы по 3-4 направлениям нашей специальности.  Есть проблема в уровне подготовки самых учителей, отсюда и низкий уровень учебного процесса. Решение, кажется  такое - особенно ничего не надо  придумывать, можно воспользоваться западным опытом. Организовать обучение 6 месячными циклами в различных клиниках.  Тогда и ординатор, пройдя во время обучения  4 разные клиники, будет подготовлен соответственно.      

Н.Г.:     Какие наиболее сильные и развитые стороны отечественной эндоваскулярной хирургии? В каком секторе мы можем составить достойную конкуренцию другим странам  Европы и Америки, и можем ли?

З.А.:     Ответ -   можем ли?   К сожалению, в настоящий момент нет базисных предпосылок для качественного роста, как в науке, так и в ежедневной клинической практике. С одной стороны, для научного роста не хватает достаточного  материально-технического обеспечения клиник , в частности, катетеризационных лаборатории; профессионально подготовленных  научных сотрудников и другого медицинского персонала. А с другой стороны, компании-производители наших интервенционных устройств или фармакологических препаратов, не спешат организовать какие- либо  серьезные исследования в России. Я много раз обращался по этим вопросам к  ведущим производителям. Почти без результата. В России  проводятся  единичные исследования.  Нет доверия качеству !!!    Можно с большим сожалением признать, что мы  мало читаем, знаем и анализируем специальную литературу. Наверно, даже по всей стране по  пальцам можно пересчитать специалистов, которые всегда в курсе современных тенденции развития эндоваскулярной хирургии и медицины в целом.

       Я часто  повторяю мое понимание и  видение этапов развития и  роста хирурга, в нашем случае эндоваскулярного хирурга:

       Первый этап: когда молодой специалист обучается, как теоретическим знаниям, так и мануальным умениям - то есть мало знает, мало умеет.

       Второй этап:  "теоретически подтянулись", "руками научились" - (количество потихонечку переходит в качество), но не всегда понимаем, что мы можем натворить в операционной.

       И, наконец, долгожданный  третий этап: когда знаем и умеем как, и понимаем, что мы можем натворить. 

       К сожалению, можно констатировать тот факт, что основная масса специалистов в России находится  в стадии прохождения первого и второго этапов. Но, при этом они работают  каждый день...  Опять вопросы фундаментального образования  и  некого психологического фактора, присутствующего  в нашей профессии - быстрого доступа к больным и самостоятельным процедурам, начиная с диагностических исследований и заканчивая сложными операциями. Очень быстрый психологический "прыжок" - от начинающего до "крутого", коллеги перестают расти и "Зачем учиться?" -  «если мы и так все знаем и умеем»?!      

         Нет, конечно, я не пессимист. Понятно, что я много общаюсь с молодым поколением.  Молодежь -  читающая, знающая, интересующаяся, желающая много работать и учиться. Главное -  помочь им, правильно их направить.

Н.Г.:     Сейчас, как известно, в основном новые исследования и наработки принадлежат представителям западных стран. Моду в нашей специальности в основном задают коллеги из США, Германии и пр. Можем ли мы в ближайшем будущем выполнять такую же функцию? Быть новаторами? Генераторами идей?

З.А.:     Я хочу отметить, что   в нашей стране  всегда было много талантливых, изобретательных  врачей, в том числе в  нашей специальности. Но, только  единицы из изобретений  были реализованы в клиническую практику, и то только в России: баллон Сербиненко, Баллон Силина и Сухова,   стент Рабкина.

               Почему? 

               Глобальных причин много: Во-первых: чтобы изобретать, надо работать "думая и анализируя постоянно", иметь желание добиться максимальных результатов, ну и, наконец, я думаю, надо обладать какой то, так называемой "божьей искрой"  что ли...; Во-вторых: решение сложнейших вопросов  защиты  интеллектуальной собственности. В-третьих: техническое исполнение и  бизнес - контакты с инженерными фирмами  и  компаниями производителями.

              Не просто придумать новое... чтобы не получилось, как "второе" изобретение велосипеда... Если, в Советское время это было проблемой, сейчас довольно просто - запатентовать и защитить свое изобретение.  Множество патентоведов-профессионалов готовы вам помочь и  к счастью, сейчас в России мы имеем довольно простую процедуру, в том числе  международного патентования. Но, самое сложное у нас сейчас, найти  компанию, инженера  для  технической поддержки и изготовления прототипов изобретения. Таких компании, специализирующихся на изготовление сверхтонких и сверхточных медицинских изделии, в России очень мало, или точнее совсем нет. Поэтому остается  выбор -  искать такие компании за рубежом и при этом надо найти финансирование для проекта. Или обратиться непосредственно  к компаниям-производителям. С одной стороны, организационно, по нервно-физическим затратам, финансовому риску такой путь проще - но , с другой стороны, трудно контролируемый, очень зависимый в том, числе от внутренней ситуации в компании-партнере, не говоря уже об особенностях  развития (бизнес - ситуации)  обсуждаемых методик и устройств в различных странах и  в целом в мире. И  все это очень, очень долго. Ведь такие «большие» компании очень бюрократизированы, никто не хочет рисковать, начиная от менеджера, заканчивая инженером, который с тобой развивает этот проект. У меня была ситуация, когда при разработке одного проекта из компании - партнера уволились  со мною работающие 2 инженера и развитие проекта было оставлено более, чем на 6 месяцев – пока не наняли и обучили новых сотрудников.

               Понятно, что за рубежом  патентование, создание стартап компании, поиск  финансирования - это  все, отработанные  процедуры. В этом, к сожалению,  мы сильно проигрываем. Но, надеюсь, скоро у нас тоже поменяется ситуация, и тогда  нашим докторам-изобретателям проще  будет доводить свои идей до клинического внедрения.    

Н.Г.:     Мы все знаем, что Вы обладатель многих патентов и изобретений, среди которых как яркий пример - Za-стент. Расскажите пожалуйста как возникла идея все таки пойти по нелегкой дороге изобретателя?

З.А.:     Все очень просто и одновременно непросто. С самых первых моих шагов в нашей профессии, когда я ассистировал своим старшим коллегам, или потом уже когда сам  оперировал, всегда возникали мысли  что-то  модифицировать - ход  операции например (что было возможно в реальной жизни) или  катетеры и устройства, огромное множество которых  используется в нашей ежедневной хирургической  практике (это уже мысленно, конечно): начиная с  диагностических катетеров,  катетеров для лазерной ангиопластики и  конечно, стентов. Ведь, начало моей профессиональной деятельности совпало с активным внедрением стентов в клиническую практику  при поражениях артерии н\конечностей. И, конечно, очень важный фактор, что я учился и работал в научном  центре хирургии им. Б.В.Петровского, у проф. Рабкина И.Х., который  первым в  мире имплантировал больному спиральный стент  из нитинола  собственной разработки. Такая креативная атмосфера вокруг  и конечно постоянное желание что то "шебуршить", дали  возможность совместно с моим другом - металлургом Андреем Кадниковым и с моим бывшим пациентом- инженер-механиком Александром Коршком разработать саморасширяющийся стент плетенный изнитиноловой проволоки. При этом, сохранились точная дата и место, что совсем удивительно -  эскизы первого варианта стента (соединенные вершинами продольно расположенные синусоиды). Несколько позже, мы разработали  несколько технологии плетения проволоки  (продольно  расположенные синусоиды были сдвинуты вокруг оси тела вращения, а вершины соединены  с различными узлами) и начали поиск партнеров (к счастью к этому времени, мы уже имели возможность свободного перемещения за рубежом)  и скоро заключили контракт с компании "COOK" и начали мечтать....И понадобилось  ровно 3 года для вывода стента на мировой рынок. Постоянная доработка и совершенствование стента и доставляющей системы, первые клинические внедрения и клинические исследования в Европе и США. За эти 3 года, я подсчитал, только в Данию (головной офис COOK inc. в Европе) съездил 55 раз.

        Но если есть результат, все трудности  забываются...

        Могу честно сказать, что это   фантастическое ощущение, когда ты разработал  то, что  имплантировано у десятков тысяч пациентов во всем мире!   Za-стент, (COOK inc.), используется  в мировой клинической практике под именем автора изобретения.  Я могу ошибаться, но по моим данным, это единственный прецедент в истории Советской и Российской медицины.

             Уже потом были разработаны другие новые устройства: кава-фильтры, устройства для эмболизации, устройства для закрытия дефектов перегородок сердца, временные стенты, новые  специальные катетеры и баллонные катетеры  различного назначения ...

             Изобретательство - это очень увлекательный процесс, даже если результат в конечном итоге не всегда положительный.

Н.Г.:     Расскажите нашим читателям, как Вы попали в эту специальность? Каковы были этапы вашего становления?

 З.А.:    В эндоваскулярной хирургию я попал через сосудистую хирургию. Я был клиническим ординатором по сосудистой хирургии института хирургии (г. Тбилиси) и довольно случайно мне повезло стать слушателем лекции проф. Рабкина  об эндоваскулярной хирургии. Казалось много нового, необычного, актуального. Нельзя сказать, что я тогда смог полностью  оценить всю перспективу развития специальности. И, можно сказать, даже  больше интуитивно, я сделал шаг сторону нашей специальности.  Я обратился напрямую  к проф. Рабкину и с его согласия  смог  продолжить клиническую ординатуру в научном центре хирургии им. Б. В. Петровского.  Далее, я - научный сотрудник НЦХ РАМН им. Б.В. Петровского. Кандидатская диссертация по лазерной ангиопластике истентированию артерии нижних конечностей.  Работа в две смены каждый день и учеба  каждый день, 7 лет  проведенных в НЦХ РАМН  - прекрасное воспоминание! Это была настоящая  удача для начала моей профессиональной карьеры. 

    Но, далее  - страна изменилась, жизнь  тоже, и я ушел в частную медицину. 20 лет в центре эндохирургии и литотрипсии  - с нуля было создано одно из лучших отделении в России. Первые   международные  конференции по специальности в России после развала Советского Союза, первые трансляции  показательных операции в России.  Докторская диссертация по эндопротезированию  аневризм аорты. В течение  20 лет я был  профессионально счастлив!      

      Но, недавно, опять новый  поворот, новый " вызов"  в моей профессиональной жизни - я опять с нуля (это же, так интересно, но трудно и сложно конечно!), создан новый центр сердечно-сосудистых заболевании в ГКБ № 71 г. Москвы  с многообещающими возможностями для работы по эндоваскулярной хирургии в экстренной медицине и по всем тем проблемам, которыми я занимался на протяжении моей профессиональной карьеры.  

Н.Г.:     Какой совет Вы, как образцовый профессионал дали бы начинающим специалистам, чтобы они могли также ярко построить свою карьеру?

З.А.:     Попытаться получить фундаментальное  медицинское образование по специальности; учиться, узнавать, анализировать всегда и везде; "жить" в операционной;  читать и знать, тренироваться и уметь работать мануально;  учиться на ошибках (желательно на чужих, а не своих); знать и чувствовать оборудование, инструменты и устройства с "закрытыми"  глазами;  понимать , что это тяжелый труд, в зоне облучения и с тяжелыми рентгенозащитнымифартуками, с возможными большими, в том числе с летальными, осложнениями.

         И конечно, не бояться проблем: в профессиональной  жизни всякое бывает: успехи, неудачи, даже конфликты с  самим собой (с вопросом - может пора уйти далеко из этой операционной ... от такой жизни!).

         В  заключении, начинающим специалистам хочется дать самый главный совет: хотеть …  всегда больше, чем вчера и сегодня  и сделать все от себя зависящее, чтобы все это мочь!  

Н.Г.: Спасибо большое за любезно проведенное с нами время профессор

 

Комментариев пока нет